Бюллетень № 1. Эффект эксцентрика

Сила мышцы зависит от того, в каком положении она находится— мышцы наиболее слабы в самом растянутом положении, и наиболее сильны в полностью сокращённом положении. Мышцы работают, укорачиваясь в длине. По мере укорочения они создают тяговое усилие, а кривая силы растёт по мере того, как мышца переходит из растянутого своего положения в позицию полного сокращения.

Несмотря на этот факт, практически все формы упражнений полностью игнорирую эту основную характеристику мышц— одно из следствий этого заключается в том, что мышцы перегружаются в одной позиции и недогружаются в других позициях. В большинстве случаев, мышца не может работать в соответствие с кривой своей силы— из-за того, что нагрузка, если она достаточно лёгкая для того, чтобы начать движение, тем более будет слишком лёгкой в позиции максимального сокращения мышцы, когда мышца достигает пика своей силы.

Упражнения, разумеется, приносят результаты даже вопреки этому присущему им недостатку, но это лишь лишний раз указывает на ту потенциально огромную пользу, которую они могут принести. Если бы мы могли обойти этот недостаток, то можно было бы получить результаты ещё лучше— намного лучше.

Если человек может начать движение вверх из глубокого приседа с весом 150 кг, помимо собственного веса тела, то, как минимум, в пределах крайне ограниченного участка амплитуды он может сделать приседания с весом 500 кг. Но 500 кг буквально раздавят его, если он сделает ошибку и согнёт свои ноги более, чем на несколько градусов под такой нагрузкой.

Правильное решение этой проблемы довольно просто. Но очевидным оно стало лишь сейчас, когда потребовалось много лет посвятить исследованиям, в результате которым мы лишь сейчас имеем нечто, похожее на ответ. Этот ответ лишь сейчас находит своё практическое воплощение. Нагрузка должна меняться в зависимости от амплитуды, изменяясь пропорционально силе мышц, вовлечённых в работу в разных положениях.

Довольно просто, так? Но это объясняется тем, что я вас сейчас об этом сказал. Так же обстояло дело с изобретением колеса, которое кажется простым тому, кто его видел уже. Однако, чтобы изобрести его, понадобились тысячи лет, прежде чем идея колеса пришла кому-то в голову.

Изменяющаяся сила мышцы, однако, определяется не только позицией мышцы, хотя это и важный фактор. Сила мышцы зависит даже ещё более от другого фактора— я его назвал «эффектом эксцентрика». Мышцы работают, двигаясь вдоль прямых линий и практически все виды нагрузок также создают сопротивление по примерно прямым линиям, но мышцы приводят части тела в движение по полукругу. Таким образом, чтобы поднять вес по прямой линии, задействованные в движении части тела должны вращаться. Единственным другим возможным способом поднять вес является вращение самого веса, но в таком случае вес не будет подниматься по прямой линии. В любом случае, что-то должно вращаться— либо вес, либо работающие части тела, а на практике вращается и то, и другое. Какую-то часть вращения берут на себя части тела, а остальную— вес.

На практике в большинстве упражнений мы встречаемся с так называемыми «трудными точками»— т.е. та точка амплитуды, где нагрузка кажется нам большей, чем в других точках. Мы также сталкиваемся с точками, где нагрузка очень мала или вообще отсутствует— нам кажется, что вес вообще ничего не весит.

В какой-то степени эти кажущиеся нам изменения в нагрузке можно объяснить тем, что в разных положениях мышца имеет разную силу, но большей частью эти изменения объясняются именно «эффектом эксцентрика». К счастью, эта проблема уже решена— окончательно. Сейчас существуют упражнения, которые способны проработать все главные мышцы тела, создав для них именно вращательную нагрузку.

Но решение этой проблемы привело к возникновению следующей: мы смогли исключить эффект «эксцентрика», но мышца по-прежнему, судя по нашим ощущениям, более сильна в одних положениях, чем других. Исключив «эффект эксцентрика», мы сильно улучшили ситуацию, но по-прежнему не добились идеальной формы упражнения.

Убрав эксцентрический эффект, мы добились того, что упражнение кажется нам сейчас очень плавным— нагрузка в любой точке амплитуды остаётся одинаковой. Но она по-прежнему «ощущается» неодинаковой— в начале движения она кажется слишком тяжёлой, в конце движения она кажется нам слишком лёгкой.

Но сейчас мы решили и эту проблему— полностью. Мы добились того, что действительная нагрузка меняется по ходу движения— и в любой точке амплитуды она соответствует изменяющейся силе работающей мышцы. Если человек делает такое упражнение правильно, то движение «ощущается» как идеальное, плавное— нет никаких «трудных» точек, равно как и нет «лёгких» точек.

Смотри еще

Инструменты страницы